Гостиная Изящных Искусств Евгении Кашиной.

Стихи и проза, картины и сувениры - подарите себе настроение!

 English

 Главная

 Новости

 Выставки и публикации

 Обо мне

 Галерея:

Живопись

Рисунок

Сценография

Иллюстрации

Кружево

Разное

 Библиотека:

Проза

Поэзия

Сценарии

 Фильмография

 Танцы:

"Духи Земли"

 Фото галерея

 Мастерская

Сергей Минков

Ена Гаврикова

 Гостевая книга

 Контакты

 

Евгения Кашина

Герои среди нас


         Андрей возвращался домой с вечеринки. Вечеринка слегка затянулась, и возвращаться пришлось пешком. Небо было в ярких звездах, лишь холодный осенний ветер гнал темные тучи. До дома оставалось идти немного, только надо было пересечь сквер, а там и рукой подать. Вдруг к мягкому шуршанию опавшей листвы под ногами примешался какой-то странный свист. Андрей поднял глаза к небу и увидел яркий желтый шар. “Странно, - подумал он, - луна, кажется, была сзади”. Он обернулся и увидел, что был прав: луна действительно висела с противоположной стороны. “Две луны, - усмехнулся он. – Похоже, вечеринка сильно затянулась”. Андрей протер глаза и развернулся обратно с твердым намерением продолжать свой путь, несмотря ни на какие небесные явления. Но путь ему преградил незнакомец. Он был под два метра ростом, смуглый, с хорошо различимыми бицепсами даже при тусклом свете луны. Андрей не был особенно хилым, и появление странного человека не произвело бы на него такого впечатления, если бы не оригинальная одежда: белоснежная, состоящая из длинной юбки и плаща, на голове… что-то вроде капюшона, поверх которого был надет шлем из серебристого металла, закрывая всю верхнюю половину лица пришельца, включая глаза, довершал картину огромный меч на боку.

         Андрей поклялся никогда больше не ходить в гости в такое позднее время. “Интересно, какую благую весть принес мне этот архангел Гавриил? Только я, кажется, не дева Мария”.

         Тут пришелец произнес громовым голосом:

         - Я пришел за тобой, я провожу тебя в твой мир!

         Наверное, Андрею стало совсем плохо, потому что незнакомец добавил:

         - Сделай два глубоких вдоха и закрой рот. Мне в нашем мире инфарктник не нужен.

         Андрей последовал этому мудрому совету и почувствовал, как живительный свежий воздух не только наполнил его легкие, но даже несколько прочистил мозги. Как только к нему вернулся дар речи, он снова открыл рот, на этот раз для вопроса, но незнакомец снова его перебил:

         - Меня зовут Дор, и мой долг – проводить тебя к Всевидящей.

         Андрей сделал было еще одну попытку заговорить, но странник железной хваткой вцепился ему в плечи, и они понеслись навстречу звездам. Очнулся Андрей на мягком золотистом ковре. Рядом сидел Дор и обмахивал его своим плащом.

         - И как только такой хиляк спасет нашу планету? - говорил он кому-то.

         - Не беспокойся, - отвечал приятный голос. – Я знаю, что так должно быть.

         - Кто-нибудь объяснит мне, что происходит? – спросил Андрей и жутко обрадовался звуку своего голоса, который, правда, звучал здесь несколько странно.

         - Я тебя сюда для этого и привел, - сказал Дор. – Всевидящая Тайрис, тебе слово.

         Тут Андрей, наконец, увидел обладательницу приятного голоса. Она восседала на маленьком изящном троне в непринужденной позе. На ней была розово-фиолетовая одежда свободного покроя. Но самое главное… у нее было пять глаз. “Неудивительно, что она всевидящая”, - подумал Андрей.

         - Итак, - промолвила Тайрис, - мой долг – огласить тебе твою судьбу. Ты являешься 2117 воплощением Духа Освобождения, призванным спасти наш мир.

         - И что это за дух, можно узнать? – поинтересовался Андрей.

         - Разумеется. Подойди к зеркалу.

         Тут Андрей увидел сбоку зеркало, которого раньше не замечал.

         - Сейчас ты увидишь свою истинную сущность, о которой ты прежде не знал. Загляни в свою душу и узнай правду о себе. Ты – живое воплощение Духа Освобождения, Великой Воительницы Ра-Пир-Ры.

         Тут Андрей с ужасом увидел, что из зеркала на него глядит симпатичная брюнетка.

         - Узнай свою судьбу, - говорила Тайрис. – Ты – это та, кого вы называете амазонками.

         Это было уже слишком.

 

         Андрей проснулся в холодном поту и первым делом бросился к зеркалу. Перевел дух он, только увидев там знакомое лицо, правда, бледное, с синяками под глазами и растрепанными космами светлых волос.

         - Андрей, - сказала мама, зажигая свет в ванной, - ты похож на привидение, бледный, как смерть, носишься в пять утра по квартире, в чем я тебя родила, хотя с тех пор прошло почти двадцать лет. В котором часу ты вернулся? Я пыталась тебя дождаться, но все равно уснула.

         Андрей промычал что-то невнятное и поплелся одеваться.

         До института он дошел “на автопилоте”, не обращая внимания на темный подъезд, на стенах которого происходил обмен мнениями меломанов с разноообразными вкусами. “Автопилот” Андрея был доведен до совершенства, так что он благополучно миновал все ямы и колдобины и почти без потерь перешел вброд лужу грязи.

         В витринах магазинов он видел отражение этой загадочной и прекрасной брюнетки, а в шуме автострады слышал голос Всевидящей: “Это твоя судьба”.

         Когда он наконец добрался до института, в мозгу у него промелькнула мысль: “А она ничего, эта амазонка. Да нет же, это я сам! Сам! Если так дальше пойдет, то я еще сам в себя влюблюсь без взаимности. Этого еще не хватало. Ужас какой! Но ведь это был только сон…”

         Его мысли прервала однокурсница Аня.

         - Что с тобой, милый? – спросила она. – Тебя как будто прокрутили в стиральной машине.

         - Мне приснился кошмар, - сказал Андрей.

         - Неужели?! – Аня взмахнула длинными черными ресницами, обрамляющими огромные ослепительно синие глаза. – Расскажи!

         Андрей вздохнул и выпалил все разом. Во время всего разговора Аня ахала и поднимала глаза к небу.

         - Я что-то не поняла, - сказала она наконец, - это был сон или нет?

         - Откуда я знаю?

 

         Дор и Тайрис стояли на хрустальном балконе. Под ними до самого горизонта простиралась голубая зелень садов, переливаясь на солнце (или что там у них светило).

         - Что ты думаешь об этом воине? – спросил Дор.

         - Я не думаю, я знаю, как должно быть, - ответила Тайрис.

         - Я и сам знаю, что ты все знаешь, а что ты думаешь? Я такого хлюпика еще не видел. Не повезло Ра-Пир-Ре с 2117 воплощением.

         - Но он спасет наш мир, как спасали все 2116 воплощений Духа до него.

         - Да, и этому хлюпику тоже не очень повезло с его судьбой. Как и остальным 2116 воплощениям, - и Дор печально вздохнул.

         - Но ведь ты знаешь, что возможны только два пути – либо сила Ра-Пир-Ры, либо великая праведность. Ты думаешь, что у этого Андрея хватит праведности?

         - Я думаю, что силы у него еще меньше.

 

         Вечерело. Андрей и Аня шли по уже знакомому нам скверу с невинным намерением подготовиться к зачету у Андрея дома (по крайней мере, так они сказали родителям). Андрей то и дело оглядывался по сторонам, но ничего подозрительного не было видно, как вдруг за спиной послышался знакомый голос:

         - Добро пожаловать в наш мир!

         Там стоял Дор.

         На этот раз с открытым ртом застыла Аня, правда, Дор не обратил на это никакого внимания. Он снова схватил Андрея за плечи и собрался начать свое путешествие, но Аня вдруг с воплем “Не дам!” повисла у него на шее.

         - Мы так не договаривались, - сказала Тайрис, разглядывая пятью голубыми глазами эту странную скульптурную группу.

         Дор отпустил Андрея и виновато развел руками.

         Аня отдышалась, поправила золотистые локоны, растрепавшиеся от межгалактического ветра, набрала в легкие побольше воздуха и разразилась тирадой:

         - Да какое вы имеете право превращать моего жениха в какую-то амазонку?! И вообще, пятиглазая…

         - Во-первых, не в какую-то, а в великую Ра-Пир-Ру, - промолвила Тайрис, - а во-вторых, есть альтернатива. Подойди к зеркалу, - сказала она Андрею.

         - А, может, не надо? – спросил тот робко.

         Но зеркало оказалось прямо перед его носом. На этот раз это было трюмо.

         - Итак, у тебя есть три пути, - слева в зеркале возник уже знакомый греческий профиль прекрасной брюнетки, а справа – кто-то вроде буддийского монаха в позе лотоса. – Ты должен стать либо Воительницей, либо Праведником.

         Андрей медленно посмотрел налево, потом направо, потом спросил:

         - А если я не соглашусь?

         Тут в центре вместо отражения собственной бледно-зеленой физиономии он увидел скелет с до боли знакомым овалом лица.

         - Мама, - выдохнул он и сел, где стоял.

         ;- Только не это, - твердо сказала Аня, показывая кулак брюнетке.

         Та обиженно отвернулась.

         - Пора приступать к эксперименту, - вступил в разговор Дор. – У тебя есть три дня на раздумье. Сначала разберем первый вариант.

         С этими словами Дор взвалил Андрея себе на плечи и направился к левому отражению. Андрей зажмурился, но они спокойно прошли сквозь зеркало и оказались в голубовато-белом зале овальной формы. Из-за зеркала слышались вопли Ани, потом оттуда появился человек, немного пониже и похилее Дора, одетый во все синее, который едва сдерживал Аню. Девушка упиралась, щипалась, царапалась, била ногами по коленкам, пыталась попасть выше, не получилось, зато успела три раза укусить беднягу за нос.

         - Дор, ты уверен, что амазонка – это он? – спросил Анин конвоир, кивнув на Андрея.

         Дор оглядел Аню и сказал:

         - Вообще-то она и мне больше нравится, но, боюсь, Тайрис будет против. Ты ведь ее знаешь.

         Лирическое отступление на этом закончилось, в зале вдруг появилась толпа народа, которая, во-первых, бедного Андрея раздела, а, во-вторых, одела. Чтобы не мешалась, Дор посадил Аню на одну из свисавших с потолка огромных люстр. Аня сначала пыталась кричать и размахивать руками, но люстра качалась, и Аня быстро успокоилась. Как только стихли ее вопли и топот множества ног, послышались жалобные стоны Андрея:

         - Я никогда, ни за что на свете не одену юбку!

         - Не понимаю, в чем здесь проблема? – удивился Дор и посмотрел на себя в зеркало.

         Его примеру последовал и Андрей.

         На нем было малиновое бархатное золотом расшитое платье с завышенной талией и рукавами-фонариками.

         - По-моему, тут не хватает одной детали, - сказал Дор и приколол ему рубиновый бантик. – Пора начать наше путешествие. Тебя будет сопровождать твой верный спутник, который помогает тебе во всех твоих воплощениях.

         Тут в зале появился человек, тоже весьма не хилых пропорций, и кинулся к Андрею с радостным воплем:

         - Ра-Пир-Ра! Ты вернулась!

         Аня свалилась с люстры.

         Хорошо, что ее успел поймать Дор и передал из рук в руки своему синему помощнику.

         Вечный спутник тормошил Андрея со словами:

         - Ра-Пир-Ра! Как ты изменилась!

         - Хватит, Тим, - сказал Дор. – У нас мало времени.

         Они отправились уже знакомым путем – через зеркало.

         Через мгновение вся компания оказалась в очень странном заведении.

         - Что мы здесь делаем? – спросил наш герой.

         - Мы ждем Хранителя мудрости, - ответил Дор. – Он принесет Книгу Памяти, где описаны все подвиги воплощений Великой Воительницы.

         - Большая, должно быть, книга, - промолвил Андрей.

         - Вот поэтому мы его и ждем, - сказал Дор. – Чтобы доставить книгу сюда, ему придется идти к погонщику кадабрусов, потом погрузить на них Книгу, потом вести их сюда, а они очень упрямы и ничего не желают делать на голодный желудок. А желудок у них голодный постоянно.

         Тут послышался леденящий душу рев, и в дверях помещения показалось шесть огромных зверей, напоминающих саблезубых тигров, но размером со слона.

         У Андрея перехватило дыхание при мысли о том, чем они питаются.

         Аня медленно попятилась, пока не оказалась за занавеской, из-за которой все это время слышалась веселая музыка.

         Похоже, что она оказалась в самом обыкновенном стриптиз баре. Аня огляделась и нос к носу столкнулась с высоким брюнетом. Черные кольца кудрей ниспадали ему на плечи, глаза, как два жарких уголька, сверкали из-под соболиных бровей, гордый профиль его орлиного носа излучал спокойную уверенность, тонкие губы слегка кривились в усмешке:

         - Так это ты – Великая Воительница?

 

         Тем временем Андрея подвели к повозке, в которой находилась внушительных размеров книженция.

         - И как, интересно узнать, ее читать? – поинтересовался наш амазонец.

         - Не беспокойся насчет техники, - сказал Дор, - наш мир технически оснащеннее вашего. Для этого у нас есть электронная стремянка.

         Догадайтесь сами, как она выглядела.

         Когда наши герои (Дор, Андрей и верный помощник Тим) оказались над книгой, еще выше, над их головами, послышалось гудение. Андрей поднял голову и увидел что-то вроде подъемного крана, в кабине которого сидел угрюмый оператор.

         - А это еще что? – спросил Андрей.

         - Магнит, - пояснил Дор, и, увидев удивленное лицо вопрошавшего, добавил:

         - А ты что, сам собираешься страницы переворачивать?

         Оператор нажал на какой-то рычаг, и кованая обложка Книги легко и почти бесшумно перевернулась, пролетев в нескольких сантиметрах от лица Андрея. Пока он приходил в себя от неожиданности, Дор начал свой рассказ:

         “ Это была страшная, роковая ночь, ночь, равной которой не припомнили старожилы нашего процветающего государства. Ровно шесть дней перед той ночью шел ливень, и теперь над землей стоял туман. Облака его закрыли звезды, а все четыре луны выстроились в одну линию. Звездочетов охватила паника, ибо по их расчетам к планете приближался метеоритный дождь и восемнадцать комет, но никто из-за страшного тумана их так и не заметил. Взоры же всех наших сограждан были обращены на королевский дворец. Было это в самом начале времен, когда жизнь наша равнялась всего только трем земным жизням, и управляли нашей страной мудрые Правитель и Правительница. Но в ту ночь их дворец содрогался от страшных криков, шедших из пятитысячезеркального зала. Крик отражался от каждого из зеркал и сквозь высокие стрельчатые окна дворца разносился по городу призывным воплем о помощи. В центре зала над маленькой золотой усыпанной бриллиантами колыбелькой склонились супруги Правители, их ближайшие родственники, не ближайшие родственники, друзья, коллеги и сопровождающие их лица, бессильные чем-либо помочь прекрасной малютке – юной наследнице трона. У принцессы резались зубки. Придворный звездочет (отец нашей Всевидящей), ясноглазый Той, предсказал, что на хрупкие плечики юной принцессы небо возлагает большие надежды по спасению миров перед лицом надвигающейся опасности, однако в целях безопасности самой избранницы судьбы следует найти ей помощника. Это обязательно должен быть мальчик из обедневшего, но благородного рода, у которого в эту роковую ночь тоже резались зубки. Отыскать его не составило труда по звукам, исходящим из его дома, а определить древность рода – по гербу на воротах.

         Правитель и Правительница взяли мальчика во дворец и воспитывали детей вместе, подготавливая к исполнению их почетных обязанностей. Они научили их крепкой дружбе и взаимопониманию, отваге, силе, ловкости, покорности судьбе и уважению к старшим. Уже четырнадцати лет отроду красавица Ра-Пир-Ра, прозванная Звонкоголосой, в одиночку охотилась на кадабрусов (тогда, в начале времен, они еще не были одомашнены и славились своей свирепостью, хотя и были немного поменьше размером). Но она была очень одинокой, только Тим да верная хромавка Тика…”

         - Кто-кто? – переспросил Андрей, оторвавшись от рассматривания видеостраницы.

         - Хромавка – ну, это что-то вроде вашей болонки, - пояснил Дор. – Они такие маленькие, беленькие, кудрявенькие, с синенькими глазками, звонко тявкают. Очень симпатичные.

         Перед Андреем невольно предстал законченный образ Ани, законченной красавицы в полном смысле этого слова.

 

         В этом странном помещении было много народу, однако это совсем не ощущалось. Окрашенные в разные цвета струи свежего воздуха витали под потолком, колыхая бесконечную череду штор, занавесей и портьер. Они были всех возможных цветов и оттенков, тяжелые парчовые и прозрачные газовые, и они создавали впечатление уединения в своеобразных шатрах и все вместе образовывали причудливый рисунок и пестро-пряную атмосферу бара. Отгородившись от остального мира, Аня в обществе загадочного брюнета совмещала прохладный коктейль с приятной беседой. В баре, как ни странно, не было шумно – видимо, портьеры поглощали звук, и слышны были только шум воды в миниатюрном фонтане, да ритмичная музыка.

         - Неужели Вы и вправду приняли меня за амазонку? – усмехнулась Аня.

         - Ну, кто же мог знать, что это Ваш друг. К тому же, Вы столь прекрасны и, готов поспорить, так же отважны.

         Аня звонко засмеялась:

         - Вы мне льстите. А откуда Вы знаете про эту Воительницу? И вообще, в чем дело? Я как-то не совсем в курсе.

         - Я не хочу Вас пугать, юная дама, - сказал брюнет после паузы, - но дело даже серьезнее, чем Вы предполагаете. Обычно в нашем мире сохраняется неустойчивое равновесие, борьба между двумя силами – Оон и Ннда. Никто не знает наверняка, что будет, если победит одна из них. Ясноглазый Той поговаривал, что если победит Ннда, то наступит Великий Хаос, а если Оон – то Высочайшая Гармония. Но даже если он и прав, никто не знает, что это такое. Но я Вам попробую объяснить. Сейчас власть находится в руках Дора и Тайрис, и они на стороне Оон. Они говорят, что Великий Хаос – это вечная тьма, тартарары, ад, одним словом. Но, позвольте спросить, что же тогда Высочайшая Гармония? А вот что. Представьте себе ослепительно белую долину без единого темного пятнышка. Представьте себе город из кристаллов льда, все ровные, все правильные, все одинаковые, ни единой кривой или неверной черточки. Представьте себе поверхность, абсолютно гладкую, такую скользкую, что на ней невозможно удержаться не только телу, но даже свету. Кошмар, не правда ли? И вот во имя этой самой глыбы льда Ваш Андрей должен пожертвовать жизнью?

         Незнакомец долго смотрел на Аню, потрясенную его рассказом.

         - Что же делать? – спросила она.

         - Есть способ. У них всего три дня, чтобы завершить перевоплощение. Если в этот срок Вашего Андрея ни в кого не превратят, то затем за ненадобностью его отправят на Землю.

 

         Дор продолжал свой рассказ, несмотря на странную навалившуюся на него тяжесть. Уже почти половина видеокниги была перелистана, пересмотрена и Дором рассказана. Наконец он сделал перерыв из-за севшего голоса. Тяжесть навалилась на Дора еще сильнее, и он обернулся. На его плече мирно посапывала голова Андрея. Дор препоручил уснувшего амазонца Тиму, все это время смотревшему на Андрея безнадежно влюбленными глазами.

         - По-моему нам нужен перерыв, - сказал Дор и велел опускать стремянку.

         В ту же минуту в это сонное царство, щебеча, подобно весеннему ручейку, ворвалась Аня:

         - Ах, вот как! Ой, вот что? Андрей, ты совсем вымотался, не пора ли вам передохнуть? Я знаю потрясающее местечко!

         Андрей сразу оживился и галопом помчался за своей белокурой красавицей. Тим мелкой рысью потрусил за ними. Дор вздохнул и поплелся следом.

         Вся компания на всех парах промчалась между занавесок и очутилась в просторном зале.

         - Музыку! – взвизгнула Аня и закружила Андрея.

         Тим носился за ними кругами по залу, пока его не подхватила под белы рученьки стройная изящная брюнетка с огромными синими глазами.

         Дор попытался всем напомнить, что у них всего три дня, а дел невпроворот, но у него скоро закружилась голова от бесчисленного количества танцующих. Отчаявшись прекратить это безобразие, Дор поплелся к ближайшему зеркалу.

         - Тайрис, если ты все это видишь, знай, я тут ни при чем. В этом стриптиз баре я исключительно по долгу службы.

         Тут к нему обратилась незнакомка, укутанная в зеленый плащ:

         - Надо же, такой красавчик и разговаривает сам с собой. Вот до чего доводит одиночество!

         ;Дор обернулся. В волосах незнакомки сверкали отблески пламени, а глаза были не менее зелеными, чем ее плащ.

         - Пойдем, выпьем со мной по бокальчику, - ласково сказала она. – Это просто твой долг - составить девушке компанию.

 

В темной комнате, обитой черным бархатом и освещенной только светом свечи, стоящей на низеньком столике, сидел Дор. Шлем его лежал в углу, а сам он сидел на мягком, застланном коврами полу, тупо уставившись в зеркало, и в голове его не было никаких мыслей. Он не пошевелился, даже когда из зеркала вышла Тайрис и села рядом.

         - Надеюсь, тебе уже лучше? – спросила она.

         - А что произошло? – через паузу промолвил Дор, подняв на нее глаза.

         - Я тебя хотела об этом спросить, - Тайрис встала. – Сначала вместо того, чтобы изучать Книгу Памяти, вы идете развлекаться, потом ты несешь какую-то чушь о долге службы, а три часа спустя тебя находят не подающего никаких признаков жизни за бокалом коктейля. И ты еще спрашиваешь, что случилось? Это я тебя спрашиваю, Где Ра-Пир-Ра?

         Честное слово, со Всевидящей такое случалось редко, но ведь и обстоятельства были незаурядные. Она так тряханула Дора за плечи, что он навзничь рухнул на пол, и, ни будь там ковра, заработал бы хорошую шишку на макушке. Зато уже в следующее мгновение он вскочил на ноги:

         - Где Андрей?

         Секунды две он соображал, а потом кинулся к своему шлему со словами:

         - Бар, рыжеволосая, зеленый плащ, зеркало, коктейль. Быстрее! - и они ринулись в зеркало.

 

         В баре тем временем не осталось уже ни одного прежнего посетителя, но атмосфера не изменилась. Через пару минут Дор и Тайрис нашли бесчувственного Тима.

         - Удивительно, - сказал Дор, - мы же запретили все крепкие напитки, как же он умудрился напиться до такого состояния?

         - Сам-то ты в каком был состоянии? – промолвила Тайрис.

         Никакого вразумительного ответа они от Тима не добились.

         - Скажи, Тайрис, - спросил Дор, - ты ведь Всевидящая, почему же ты не знаешь, что произошло?

         - Боюсь, что все хуже, чем мы предполагали, - ответила она. – Ннда набирает силу, и Зеленая Жемчужина становится все сильнее. Я потеряла их из вида!

         - О небеса! – воскликнул Дор. – Такого не было уже несколько сотен лет! Наверное, они послали новую хранительницу, чтобы я ее не узнал. Не могу же я подозревать всех зеленоглазых женщин в принадлежности к Хранительницам Жемчужины!

         - Тогда где же они?

         - Андрей и Аня? Стоп, - вдруг сказал Дор. – Почему пропал Андрей, ясно, но почему Аня?

         - Но ведь она была вместе с ним!

         - Да, но там еще были я и Тим. Нас обоих вывели из строя, тогда почему же они не избавились от Ани?

         - Это действительно странно, - согласилась Тайрис. – Ты говоришь, они. Сколько их, по-твоему, было?

         - Не знаю. Там было очень много народу. Но одному такое явно не под силу.

         - Но я думаю, что Хранительницы еще не так сильны, чтобы организовать все в одиночку, - сказала Тайрис.

         - Тогда… Вперед, за пределы зеркал! – и Дор увлек Тайрис в ближайшее трюмо.

 

         Они вышли из зеркала, вросшего в кору громадного дерева толщиной в шесть обхватов. От дерева начиналась тропа, вымощенная аккуратными голубоватыми плитами, чуть посверкивающими в темноте древнего леса. Высоченные деревья с густой темно-голубой кроной смыкались над их головами, в редких просветах блестели звезды, отражаясь в зеркале и играя на гладкой темно-зеленой коре деревьев. Извилистая тропинка вилась между небольшими мягкими кочками синей почвы. Вдруг лес расступился, и Дор и Тайрис вышли на узенький, дугой изогнутый над водой мост. На свист Дора темно-янтарное озеро заволновалось, и над его поверхностью появились огромные брумеры. Дор и Тайрис легко взобрались на гладкую розовую спину одного из них. Брумер с силой втянул в себя воздух, и, оттолкнувшись от поверхности воды своими гигантскими щупальцами, взвился в небо.

 

         - Благодарю вас, что помогли нам добраться сюда, - брюнет изящно раскланивался перед четырьмя крылатыми автомобильными покрышками.

         Дело происходило на одиноком высоком холме, поросшем жесткой красновато-бурой травой.

         - Теперь, - брюнет обратился к самой большой автомобильной покрышке, - отойдем подальше от моих людей, ибо дело пойдет о деле чрезвычайной важности и секретности.

         Андрей и Аня отошли вместе с ними.

         - Итак, - продолжил брюнет, - этого молодого человека нужно спрятать в надежном месте на трое суток. Мы хорошо вам заплатим – вдвое больше, чем за побег.

         - Нам не нужны эти крохи! – прошипела покрышка и призывно хрюкнула.

         Через мгновение Андрей уже висел в воздухе, беспомощно болтая ногами, руки его были накрепко притянуты к туловищу резиной.

         В эту секунду вторая покрышка ринулась к Ане, но брюнет успел оттолкнуть девушку в сторону.

 

         Наверное, по веками наработанной привычке, шатающийся Тим встал на четвереньки и пополз следом за Дором. Ничего не соображая, он добрался аж до озера и уцепился за одно из щупалец. И тут брумер, оседланный Дором и Тайрис, начал набирать высоту. Тима сначала шлепнуло о теплую, но довольно мокрую озерную гладь, а затем со свистом вознесло в небеса. Холодный ветер пронизал его до костей. Мокрая одежда отнюдь не способствовала сохранению тепла. Тима передернуло судорогой, и он вмиг протрезвел. Пальцы его, разжавшиеся было от холода, с новой силой вцепились в гладкое розовое щупальце, то сокращавшееся, то распрямлявшееся.

         - Куда мы направляемся? – донесся до его слуха голос Тайрис.

         - Еще не знаю, - ответил Дор. – Но я знаю, кого мы ищем, и подозреваю, где их искать.

         Голубые леса под ними уступили место красно-бурым степным просторам. Вскоре на горизонте показался холм, где явно происходила битва. Все пятеро подручных нашего брюнета бросились врассыпную. Двое из них кинулись со всех ног в противоположные стороны, причем оба уже приближались к горизонту, один поклонник камуфляжа бросился ничком на землю и притворился газоном, а остальные двое с невероятной быстротой пытались окопаться.

         В самой же гуще битвы происходило примерно следующее: три покрышки атаковали брюнета, который отбивался, как мог, здоровенной дубиной, из-за его спины бледная как смерть Аня верещала то “ой, мамочка”, то “спаси Андрея”. Сам же наш герой болтался между небом и землей, намертво зажатый сумасшедшей покрышкой, беспрерывно совершавшей фигуры высшего пилотажа.

         Воспользовавшись всеобщим замешательством, Дор решил атаковать. Он пришпорил брумера и круто его развернул с тем, чтобы затем с разгона вырвать Андрея из лап, или точнее, из кольца врага. Однако на крутом вираже Тим соскользнул, наконец, с щупальца и полетел в самую гущу схватки. В полете он зацепился руками за край покрышки, схватившей Андрея. Та потеряла равновесие и спикировала вниз. Почувствовав под ногами твердую землю, Тим еще сильнее вцепился в покрышку и завопил дурным голосом:

         - Беги, Ра-Пир-Ра, я спасу тебя!

         Андрей, у которого уже начиналась морская болезнь, увидев перед глазами бледно-зеленую, перекошенную, с выпученными глазами физиономию, со всей силы ударил каблуками о землю и, стрелой вылетев из покрышки, по плавной дуге приземлился прямо на голову брюнета с дубиной. Тот явно не ожидал такого поворота событий и временно потерял боеспособность, сознание и способность соображать. Однако это же падение произвело неизгладимое впечатление на осаждавшие Аню три покрышки, которые все дружно были сбиты в воздухе летающим Андреем. Когда же они, наконец смогли вновь подняться в воздух и узрели там разъяренного Дора, то почли за благо убраться из его поля зрения. Тем временем взоры всех оставшихся на поле битвы устремились на то место, где только что стоял Тим. Андрей встал на четвереньки и дополз до вершины холма, где стоял спешившийся понурый Дор. Андрей перевел взгляд туда, куда смотрел Дор. Это был маленький высохший букет полевых цветов.

         - Много лет тому назад, - промолвил Дор, - эти цветы росли возле замка Правителя и Правительницы. Ра-Пир-Ра подарила этот букет Тиму в тот день, когда они поняли, что любят друг друга. Он хранил его всю свою жизнь, но им так и не суждено было быть вместе.

         - Что с ним случилось? – спросил Андрей.

         - Тим погиб, как герой, защищая Великую Воительницу. Эти существа, с помощью которых тебя пытались похитить, едят людей. Раз – и человек растворяется. Эти цветы – все, что осталось от Тима.

 

         Небо над их головами посерело, и горизонт залился ярким румянцем – начинался новый день, и надо было двигаться в путь. Сподвижник нашего брюнета, так умело прикидывавшийся газоном, по-пластунски сумел добраться до брумера и стремительно умчался ввысь.

         - Как ты думаешь, - обратился Дор к брюнету, - сколько идти до ближайшего зеркала?

         Брюнет уныло пожал плечами.

         - Понятно, - промолвил Дор. - Тогда, если ближайшим считать зеркало у озера, то идти до него дня два, а до бара не меньше недели.

         - И в каком направлении нам надо двигаться? – спросила Тайрис.

         - В этом, - сказал Дор и показал на север, почесал в затылке и добавил, показав на юг, - или в том.

         - Потрясающе, - брюнет опустился на землю.

         - В любом случае, - продолжил Дор, - без воды у нас все равно нет шансов.

         - У тебя превосходное чувство юмора, - сказал брюнет.

         Дор невозмутимо продолжал:

         - Тем более, что с нами леди. Разумеется, я не могу оставить их наедине с этим неблагонадежным джентльменом, - Дор многозначительно посмотрел на брюнета, - так что выбирать не приходится. Ты готова, Ра-Пир-Ра?

         - Да! – гордо ответствовал Андрей, невольно подчиняясь торжественности момента, и строевым шагом направился прочь.

         - Мы будем медленно двигаться на восток! – крикнул Дор вдогонку, но Андрей даже не обернулся.

         - А почему, собственно, на восток? – спросила Аня.

         - А у тебя есть другие предложения? – и, не дожидаясь ответа, Дор отправился в путь.

         Тайрис последовала за ним. Брюнет поднялся с земли и промолвил вслед Андрею:

         - Он точно готов.

         Аня пожала плечами и двинулась следом.

 

         Андрей медленно, но уверенно шагал к своей цели, хотя понятия не имел, где она (цель) находилась, и от этого двигался еще медленнее. Жесткая трава, казалось, цеплялась за обувь. Приближался полдень, и начало уже припекать. Андрей потихоньку начал сбавлять шаг, в горле пересохло, коленки подгибались. Туфли на шпильках тоже отнюдь не способствовали ускорению ходьбы. Вдруг посреди глухонемого штиля легкий ветерок донес до Андрея желанную прохладу.

         “Вода!” – молнией мелькнуло в голове у Андрея, и он заставил себя прибавить шаг. Казалось, что вся природа восстала против него: ветер пускал пыль в глаза, трава с остервенением вцепилась в туфли, ноги грозились подать в отставку. Но Андрей упрямо продолжал свой путь, как вдруг глазам его открылся оазис – четыре стройных гладкоствольных пальмы с фиолетовой листвой, а до слуха его донеслось явственное журчание ручья.

         “Ну, все, мираж”,- подумал Андрей и поднял глаза к небу. Прямо над его головой висел огромный пылающий диск тамошнего светила. Светило размахнулось для солнечного удара и повергло Андрея в глубокий и продолжительный нокаут. Вот уж засветило, так засветило.

 

         - Мама, где я? – поинтересовался Андрей, смахивая с головы мокрое полотенце.

         Над ним склонилась симпатичная молодая девушка в лазурных одеждах.

         - Ты не моя мама, - сказал Андрей и приподнялся на кровати.

         Он находился в маленькой, скромно обставленной хижине.

         Увидев, что пациент скорее жив, чем мертв, девушка рванулась к занавеси, из-за которой ударил луч света и повеяло прохладой, и выкрикнула на улицу:

         - Девушки! Наша сестра снова с нами!

         Пока Андрей соображал, о какой сестре идет речь, комнатка наполнилась толпой девушек, похожих подруга на подругу, как две капли воды. Девушки кинулись к Андрею со словами:

         - Ра-Пир-Ра! Как ты себя чувствуешь? Расскажи нам, как ты здесь оказалась, нам все очень-очень интересно!

         Во время болтовни Андрей заметил, что на нем уже новая одежда, куда более удобная, чем красное платье с фонариками. Тем временем перед ним появилась еда и питье. Жизнь начала казаться ему раем.

         “Пожалуй, это не так уж плохо – быть амазонкой”, - подумал Андрей.

         Время летело незаметно, и светило начало уже клониться к закату, когда Андрей, наконец-то, вспомнил, зачем сюда пришел. Стоило ему только намекнуть, что у него есть какая-то просьба, как вся стайка девушек мгновенно испарилась. Андрей уже подумал было, что что-то не то сказал, но тут в хижину вошел высокий старик с длинной седой бородой:

         - Мне сказали, что у тебя есть просьба.

 

         А в это время по освещенной солнцем равнине медленно скользила зловещая тень, обладатель которой парил в небесах, поблескивая бронзовыми перьями в лучах заката. Ясное небо с несколькими фиолетовыми облачками у горизонта отражалось в верхнем, перламутровом глазу существа, нижний же, похожий на осколок вулканического стекла, внимательно следил за происходящим на земле. Взгляд его скользил по обожженной почве, пока не остановился на четырех темных точках, медленно ползущих к лесу. Существо взмахнуло блестящими крыльями и спикировало на наших путешественников, затормозило у самого лица Дора, удивленно квакнуло, развернулось и с явным намерением пообедать устремилось вслед за стрекозой-переростком. Дор и Тайрис переглянулись, заметив, что брюнет и Аня с нескрываемым чувством черной зависти смотрят на громко чавкающую уносящуюся вдаль крылатую тварь.

         - Пора сделать привал, - скомандовал Дор.

         Вся четверка дружно плюхнулась наземь, только Тайрис умудрилась перед этим постелить себе какой-то коврик и усесться на нем в позу если не лотоса, то, как минимум, орхидеи. Так они сидели минут пятнадцать. День шел на убыль, ужина с неба не падало, да и говорить было особо не о чем. Брюнет, растянувшийся на травке, поднял голову и обратился, наконец, к Дору:

         - А что же все-таки со мной будет?

         - Ну, приговор тебе вынесут Восемь Мудрецов Суда, как и положено по закону, - сказал Дор. – А обвинение против тебя, приверженец Ннды, - преднамеренное преступление во имя общего блага, ведь так, Тайрис?

         Та молча кивнула. Похоже, эта парочка понимала друг друга без слов.

         - Предполагаемое наказание для тебя – исправительные работы в отдаленном мире, - продолжил Дор, затем повернулся к Ане. – С тобой дело сложнее. Обвинение – непреднамеренное преступление из-за эгоистических соображений, а для установления меры пресечения, наверное, придется просмотреть предыдущие жизни.

         - Что-то давно у нас суда не было, - брюнет снова поднял голову. – Напомни-ка, кто эти Восемь Мудрецов?

         - Ну, - приподнялся на локте Дор, - двоих ты перед собой видишь, - и он показал на Тайрис.

         Голова брюнета бессильно упала на траву.

 

         Еще около получаса прошло в полном молчании. Затем понурый брюнет взобрался на ближайший холмик. На востоке у самого горизонта узкой полоской синел лес, а от него по направлению к нашим путешественникам равномерно прямолинейно двигалась фигура в синем плаще с капюшоном. От избытка чувств брюнет присвистнул и развернулся лицом к Дору, показал рукой к горизонту, изобразил двумя пальцами что-то вроде иероглифа “идти” и накинул на голову невидимый капюшон.

         Аня сделала большие глаза, а Дор вздохнул:

         - Бедняга, целый день на солнце не прошел для него даром, - и тоже залез на холмик.

         Человек в синем плаще, решительно приближавшийся, нес на плече большую сумку, из-под плаща виднелись серые шаровары, а на поясе поблескивал кинжал.

         - Отдых окончен, - крикнул Дор. – Это – Андрей.

         Даже Аня едва его узнала: чеканный шаг, грудь колесом, взгляд сверху вниз. Он был готов просто лопнуть от гордости, как будто он только что убил Лирнейскую гидру, Франкенштейна и Терминатора-2. Театральным жестом Андрей вынул из своей сумки кувшины с водой и прочими напитками.

         Ну, по крайней мере, он жив, - пробурчал Дор и присоединился к пиршеству.

         Пока Андрей с восторгом описывал гостеприимство племени, в которое попал, и их вождя, с готовностью показавшего ему зеркальный путь – одно зеркало находилось недалеко от деревни, второе – в лесу, откуда Андрей и пришел, тучи над их головами сгущались. Все были поглощены рассказом Андрея и поглощением пищи, и очнулись, только когда им на голову хлынул ледяной ливень. Небо было все черным-черно, землю сотрясали громовые раскаты. Наши герои с визгом повскакали с мест и бросились к лесу. Тучи стремительно разрывали огненные стрелы молний. Горстка испуганных и промокших до нитки людей с шумом ворвалась в заросли кустов, дружно свалилась в какую-то яму и сочла за благо остаться там. Голубая листва сомкнулась над их головами.

         Набравшийся смелости Андрей высунул нос между ветками и стал наблюдать за происходящим.

         - Скоро кончится эта гроза? – спросил он. – Мне не терпится заняться новыми подвигами.

         - А что, какие-то уже были? – сонно пробормотал Дор, привалившись спиной к корням и держа свой плащ над головой Тайрис.

         - Но ведь я принес вам воды и показал, как выбраться отсюда, - Андрей махнул в сторону здоровенного дерева с фиолетовой кроной, в стволе которого находилось зеркало.

         - Ну, - промолвил Дор.

         - Ты же послал меня неизвестно куда и зачем! - возмутился амазонец. – Я чуть не умер от жажды, нахожу какое-то заброшенное племя, прохожу через зеркало и спасаю вам жизнь, а вы…

         - Послушай, - прервал его Дор, – храбрость Великой Воительницы ты уже проявил, но вот ум… Неужели ты и вправду думаешь, что я не знаю, что и где здесь находится?

         Андрей застыл с открытым ртом, а брюнет рассмеялся:

         - Не ожидал от Первого Стража такой шутки!

         Небо вдруг побелело от яркой вспышки, и все обернулись. Огромное дерево, всплеснув на прощанье фиолетовыми ветвями, с шумом потонуло в синем море листвы.

         - Зеркало!

         Струи дождя стекали по листьям и со звоном разбивались об осколок зеркала. Аня низко склонилась над ним.

         - Все кончено, - сказал брюнет.

         Понурый Дор взглянул на Тайрис. Лицо ее было безмятежно спокойным. Дор расправил плечи и сказал:

         - У нас были трое суток на перевоплощение, теперь остались только одни. Там, – он махнул рукой на северо-восток, – есть еще одно зеркало. Мы обязаны успеть. Вперед, к победе – вот девиз моей жизни, - сказал Дор и смело ринулся в кусты.

         Тайрис бесшумно последовала за ним.

         - Как бы девиз твоей жизни не стал надписью на твоей могиле, - пробурчал брюнет. – Интересно, куда заведет нас эта груда мышц?

         Не проронив ни единого слова, Андрей строевым шагом направился за Дором, Аня тоже пошла следом.

         - Я что, опять последний, да? – воскликнул брюнет и тоже скрылся в чаще.

         Вскоре он нагнал Дора и начал приставать с расспросами.

         - Скажи, а о зеркале ты тоже знал? И о том, что оно разобьется, да? И что, по-твоему, нас теперь ожидает, знаешь?

         - Да, - ответил Дор. – Большие неприятности.

         - Куда мы идем? – осведомился Андрей.

         - Скоро дойдем до лесной тропы, - ответил Дор, не оборачиваясь и продолжая продираться сквозь кустарник, прокладывая путь остальным. – Она называется Тропой Идиотов и ведет к Болоту Кровожадных Камней.

         - Что за названия? – удивилась Аня. – И вообще, как камни могут быть кровожадными?

         - Тропа называется так потому, что только идиоты по ней и ходят, - пояснил Дор. – А насчет камней уточнить не могу: эти идиоты обратно не возвращаются.

         Экспедиция остановилась, как вкопанная. Тайрис бросила взгляд на Дора и промолвила, обернувшись ко всем:

         - Иного пути нет. Или блуждать по лесу, или пытаться из него выйти.

         - Идиоты, говоришь? – сказал брюнет. – Ну, где тут ваше болото? – и стал пробираться в указанном направлении.

         - Я избрал свой путь! – Андрей пошел следом.

         - Ненавижу ваш мир, - процедила сквозь зубы Аня.

         Тайрис просто кивнула Дору.

         Вскоре они вышли на окутанную туманом тропинку. Резные листья придорожных кустов дрожали под каплями росы. Небо было затянуто серыми тучами. Вдруг извилистая тропка резко убежала вниз и потерялась в клубах тумана.

         - Нам туда, - сказал Дор. – Ты так не хотел быть последним, - кивнул он опешившему брюнету, - так иди первым.

         - Будьте внимательны, - заговорила, наконец, Тайрис, - от этого зависит ваша жизнь. Скоро взойдет луна, и медлить нельзя. Сейчас мы спустимся вниз и увидим камни, обозначающие путь. Но идти можно только по истинному пути. Ответ на ваши вопросы может дать только луна. Но на месте стоять нельзя, ищите спасение в танце. Большего я вам сказать не могу.

         - Идиотизм, - сказала Аня.

         - Достойный конец тропинки, - промолвил брюнет и начал спуск.

         Вскоре взору их предстал котлован, наполненный черной водой. В тумане были едва различимы валуны, возвышавшиеся над водой на метр, в беспорядке разбросанные по водной глади. Брюнет в нерешительности застыл у кромки воды, затем поднял с земли увесистый камень и бросил в один из валунов.

         - Все тихо, - сказал он.

         Но не успел он договорить, как цилиндрической формы валун раскрылся, подобно черному зловещему бутону, и стремительно погрузился в воду.

         Не в силах произнести ни слова, брюнет поднял к небу лицо с горящими глазами, каждый из которых стал с блюдце величиной.

         Из облаков медленно и величественно выплывала луна. Брюнет опустил свой пламенный взор и увидел, что один из валунов слева от него весь переливается в лунном свете. Быстро бросив на Тайрис долгий прощальный взгляд, брюнет набрал в легкие побольше воздуха и прыгнул. Приземлившись, он едва унял дрожь в коленках, как вдруг понял, что дрожит под ним камень. “Нельзя стоять”, - подумал он. Он перенес вес тела на левую ногу, потом запрыгал на правой, медленно поворачиваясь вокруг своей оси в надежде увидеть следующий светящийся камень. Луна не подвела его, и брюнет повторил все сначала, постепенно удаляясь от берега и скрываясь в тумане.

         - Хорошо танцует, - сказал Андрей. - Мы можем идти за ним?

         - Да, но помни: у каждого свой путь в этом мире, - проговорила Тайрис.

         Но Андрей уже отплясывал на валунах чечетку.

         - Узнаю Ра-Пир-Ру, - вздохнула она. – Никогда не дослушает до конца. Аня, ты идешь вслед за мной, Дор прыгает последним.

         Через мгновение Тайрис уже легко перенеслась на один из камней.

         - Осторожней! – успел крикнуть Дор, прежде чем она растворилась вдали.

 

         Наш брюнет уже порядком взмок и отбил обе пятки во время беспорядочных скачков по валунам во всех возможных направлениях, но усилия его были вознаграждены: туман расступился, и вдали он узрел противоположный берег. Брюнет запрыгал с удвоенным усердием и, преодолев последним героическим усилием несколько метров водной глади, распластался на берегу, ткнувшись орлиным носом в вожделенную твердь земную. Кажется, он никогда еще не чувствовал себя таким счастливым. Отдышавшись, он отполз от края и обернулся. В тумане вырисовывался силуэт Андрея. Вначале его путь был довольно извилистым, но потом все завихрения кончились, и сейчас он вышел на финишную прямую. За время пребывания в этом мире Андрей выработал какую-то равномерно-прямолинейную скорость передвижения, и даже сейчас его действия походили на какой-то ритуал. Но вот из облака тумана вылетела Тайрис и грациозно приземлилась на светящийся валун.

         - Эй, прыгай скорее! – крикнул брюнет, но было поздно.

         Камень разверзся под ногами Тайрис, и она закричала.

         Но тут на каменном лепестке материализовалось одно непредвиденное обстоятельство в лице Андрея.

         - Прыгай! – одной рукой Андрей выдернул Всевидящую из пасти камня, другой со всей силой попытался всадить в камень кинжал.

         Кинжал, естественно, соскользнул вниз, а Андрей последовал за ним. Амазонец уже собрался закрыть глаза с тем, чтобы никогда их уже не открывать, как вдруг… камень подавился. Видно, стальное лезвие оказалось ему не по зубам.

         Андрей и Тайрис не стали дожидаться, пока у валуна нормализуется пищеварение, и поспешили выбраться на берег.

         ;Вскоре к ним присоединились Аня и Дор.

         - Молодец, - сказала Тайрис, придя в себя. – Ты с честью выдержал испытание.

         - Ч и в о ? – выдохнул Андрей. – Так ты что, все знала? Твое предвидение к тебе вернулось?

         Тайрис молча кивнула.

         - Ну, знаете… Нет, больше никогда не буду тебя спасать.

         - Спасибо, что предупредил, - сказала Тайрис. – Больше это не понадобится.

 

         Туман начинал рассеиваться. Жаркие лучи солнца прогоняли последние клубы влаги, жавшиеся к земле, освещая жалкую группку людей, прикорнувших на лесной поляне. Только Дор стоял на часах, прислонившись спиной к огромному дереву, и, казалось, не выказывал ни малейших признаков усталости. Правда, из-под его сияющего шлема виднелась, по обыкновению, только нижняя половина лица, а подбородок Первого Стража олицетворял собой непоколебимую уверенность выполнить свой долг во что бы то ни стало.

         Вдруг кусты раздвинулись, и на поляну вышел высокий седой старец с посохом в руке.

         - Мерлин, - прошептал Андрей, приоткрыв один глаз, и снова захрапел.

         Старец вопросительно кивнул в сторону спящего юноши, и Дор утвердительно вздохнул.

         - Сколько у нас времени? – спросил он наконец.

         - Совсем мало, если Тайрис хочет испытать Огненный водопад, - ответил старец.

         - Не понимаю, зачем она вообще хочет туда идти, - Дор отклеился от ствола дерева и принялся мерить шагами поляну.

         - Ну, возможно, она хочет лишний раз испытать свои способности, - старец усмехнулся в бороду, - или способности водопада. Или, может быть, есть еще кто-то, кому она хочет рассказать о его будущем, но не решается сделать это прямо?

         Поляна неожиданно быстро кончилась, и Дор гулко ударился шлемом о ближайшее дерево.

         - Пора в путь, - сказал он, когда в глазах перестало двоиться.

         Когда измученные и заспанные путешественники поднялись на ноги, Тайрис огласила новые инструкции:

         - Прежде всего я хочу попросить вас оказать честь Верховному Проводнику, который любезно согласился провести нас к зеркалу через Огненный водопад.

         При мысли о встрече с новыми достопримечательностями этой планеты Аня поморщилась, но подала старцу руку. Андрей, вдохновленный жаждой подвигов, сделал то же, при этом от избытка чувств едва не вывихнув Проводнику кисть. Брюнет же понуро стоял в стороне, опустив голову.

         - Здравствуй, Брайан! Давно мы не виделись, - старик сам сделал шаг навстречу.

         - С тех пор, как погиб мой отец, - промолвил брюнет, упорно не глядя на говорившего.

         - Он погиб как герой, сражаясь, - старец положил ему руку на плечо.

         - За что? – Брайан вырвался и зашагал прочь, к лесу. – За что сражаясь?! – повторил он и скрылся за деревьями.

         - Он вернется, - сказала Тайрис. – Огненный водопад в той стороне! – крикнула она ему вслед. – Кстати, это и вас касается. Нам нужно спешить. Сейчас у каждого из вас будет шанс увидеть свою судьбу. Но будьте осторожны: вы можете увидеть и то, что сами захотите увидеть, так что постарайтесь ни о чем не думать.

         Огненный водопад оказался на удивление близко. Так назывался узкий гранитный перешеек меж двух Стоячих озер. Сначала Андрей не придал значения названию, хотя пора бы уже ему знать, что на планете ничего не называли просто так. Лес внезапно кончился, и Андрей почувствовал себя упавшим в аквариум: слева и справа до самого неба вздымались скалы чистейшей озерной воды.

         - Это чудо специально к нашему приходу? – спросил он Тайрис.

         - Нет, это их обычное состояние. Чудо впереди.

         - А это не опасно?>

         - Нисколько. Если не свалиться с дороги.

         Андрей посмотрел на гранитный перешеек метра два шириной, поднял глаза к небу и понял, что имела в виду Тайрис, говоря о чуде. Восходящее солнце окрасило вершины сверкающих скал в алый цвет. Вдруг Андрей отчетливо увидел, что одна из вершин стала таять, и алый поток устремился к земле. Вторая скала тем временем значительно уменьшилась в размерах, и поток с грохотом пронесся над головой Андрея и обрушился в бездну, туда, где только что была вторая водная глыба. На месте же первой теперь высилась гранитная стена во всю длину прохода, с вершины которой низвергался водопад огненно-красного цвета, переливаясь в лучах солнца.

         - Дамы идут первыми, - донесся сквозь гул голос Проводника.

         Андрей оторвался от созерцания небывалого зрелища и двинулся по перешейку.

         - По-моему, он слишком вошел в роль, - сказал Дор, пропуская вперед Тайрис.

 

         Андрей жаждал встречи со своей судьбой и без конца оглядывался вокруг в поисках какого-нибудь знака, пока у него не закружилась голова. Вспомнив предупреждение Тайрис насчет дороги, он решил смотреть прямо перед собой, тем более что от судьбы все равно не уйдешь. И действительно, вскоре в сверкающих брызгах он увидел странную картину. Андрей подошел ближе и смог различить себя в сияющих доспехах, верхом на белом коне в сверкающей сбруе. Толпы ликующего народа приветствовали его, и в рокоте водопада ему слышались крики: “Слава Ра-Пир-Ре! Слава Андрею! Слава Великой Воительнице!” Сердце Андрея преисполнилось гордости, и он бодро замаршировал навстречу судьбе.

 

         Аня шла неуверенной походкой, озираясь по сторонам, как вдруг в струях ниспадающей воды разглядела смутные очертания. Это была она, и как же чертовски красиво она выглядела! Она выходила из салона красоты и направлялась к ювелирному магазину, чтобы купить сережки, которые так шли к ее новой прическе! Вдруг вместо ювелирного магазина она увидела вереницу собак с умытыми и припудренными хозяевами. Все расступились перед ней, и судьи поставили ей высший балл.

         Аня вышла из-под алой арки водопада, полная недоумения и какого-то туманного предчувствия. Ей определенно не нравилась эта планета.

 

         Проводник ни на что не смотрел, а что увидели Дор и Тайрис, так и осталось никому не известным.

 

         Последним к водопаду вышел Брайан, приверженец Ннды. Он остановился в нерешительности. Но, поскольку другого пути отсюда он не знал – предательские покрышки занесли его в незнакомую ему часть планеты – он направился вперед по перешейку. Невольно предавшись величественной красоте этих мест, он остановился на миг посредине водопада, как вдруг внизу, в бездне увидел нечто странное. Это нечто до ужаса напоминало его собственную физиономию. Брюнет увидел самого себя, гордо вышагивающего под знаменами Дора.

         - Чушь, - сказал сам себе Брайан и побежал догонять остальных.

         Вся группа уже собралась на противоположной стороне водопада, возле огромного зеркала, составлявшего как бы часть гранитной скалы, которой оканчивался перешеек. Это был единственно возможный выход отсюда.

         На приход брюнета никто не обратил никакого внимания. Все столпились вокруг Андрея, которому Тайрис отдавала новые распоряжения:

         - Теперь осталось последнее – воссоединиться с духом Ра-Пир-Ры.

         - Разве мы не едины? – ответствовал Андрей.

         - Да, но где-то на подсознательном уровне, и ты не воссоединишься с ней, пока сам до конца не поверишь в это. Освободи свой ум и загляни в свою душу, забудь мелочи и вспомни самое главное. Ты должен будешь отправиться на Скалу Размышлений. Дор тебя проводит к ее подножию. Времени у тебя немного – после полудня начинай спуск. А у нас еще есть дела в суде.

         - В каком суде? – спросил Андрей, направившийся было к зеркалу.

         - Это неважно. Незачем интересоваться всякими пустяками, - сказала Тайрис.

         Дор втолкнул Андрея в зеркало прежде, чем Аня успела открыть свой прелестный ротик, после чего вышел сам. Так что им не посчастливилось услышать истерический Анин вопль:

         - Что-о-о?!!

 

         Андрей и Дор вышли из зеркала в тени каких-то кустарников у подножия Скалы Размышлений. Дор отдал последние распоряжения и отбыл, а Андрей начал восхождение. Местами его путь напоминал очень извилистую и крутую тропку, бегущую ввысь между валунами и низкими кривыми кустарниками, иногда ему приходилось ползти на уступы, цепляясь чуть ли не зубами за редкие пучки травы, которые сами едва удерживались в расщелинах между камнями.

         Наконец путь был преодолен. Вершина скалы представляла собой плоскую площадку диаметром около десяти метров. Андрей постарался поудобнее расположиться на нагретых солнцем камнях, сел, скрестив ноги, и задумался. Должно быть, он представлял собой странное зрелище, сидя в помятом синем плаще и порванных шароварах на вершине скалы.

         Андрей с трудом оторвался от созерцания залитого солнцем гористого пейзажа и сосредоточился на содержании глубинных колодцев своего подсознания. Но почему-то ему все время вспоминались разные неприятности: проваленный экзамен, драка во дворе, потерянный карманный фонарик, съеденное варенье с соответствующими последствиями.

         Тем временем на горизонте появилась свинцовая туча, а солнце то ныряло в облака, то вновь освещало горы.

         Андрей старался не зацикливаться на мелочах и поглубже заглянуть себе в душу. Перед его мысленным взором предстало зеркало, в котором он впервые увидел Ра-Пир-Ру. Потом он вдруг вспомнил маленький букетик фиолетовых цветов. Ему привиделось, будто он протягивает его кому-то со странно знакомым лицом. “А-а, это Тим”, - подумал Андрей.

         А небо уже заволокло тучами, готовыми пролиться дождем на голову амазонца.

         Андрею вдруг вспомнился высокий, крепко сбитый человек с мужественной квадратной челюстью, учивший его военному искусству. Они стоят на залитом солнцем лугу. Перед ними, на расстоянии примерно ста шагов, высится столб. “Целься хорошенько”, - слышит Андрей голос своего учителя.

         На голову нашего героя обрушились тяжелые капли, но так и не вывели его из оцепенения. Не услышал он и гулкого раската грома, эхом прокатившегося по горам, и не увидел, что, как по сигналу, из расщелин скалы начала выползать какая-то темная масса.

         “Сынок, подойди к нам”, - говорит учитель юноше с такой же мужественной челюстью, как и у отца. “Дор”, - догадался Андрей.

         А дождь уже не барабанил отдельными каплями, а стоял стеной. Темная масса поглотила уже все подножие горы и медленно ползла вверх по склонам. Небо рассекла молния, и вспышка света на мгновение вырвала из тьмы несколько типичных представителей этой массы, - и уж лучше бы она этого не делала. Потому что больше всего эти типичные представители походили на грибы паутинники-переростки, сбежавшие из Чернобыля. Пара клешней, хвост улитки и глаза на ниточках дополняли их облик. Звук они издавали примерно такой, как съедаемые устрицы. А как они пахли! И только сверхъестественной способностью к концентрации можно было объяснить такое наплевательское отношение Андрея к чрезвычайной ситуации.

 

         А внизу, у самого зеркала, за происходящим наблюдали два человека.

         - Может, вмешаться? – послышался голос Дора. – Похоже, Ннда всерьез пошла в атаку.

         - Он справится, - мягко, но твердо сказала Тайрис.

         - Ну да, это же он нас, а не мы его должны спасать, - пробормотал Дор.

 

         Юноша протянул Андрею какой-то блестящий предмет. “Ну же, бросай”, - сказал учитель. И Андрей размахнулся, стремясь попасть в столб. Сверкающий предмет взмыл в бездонное небо и описал плавную дугу метрах в тридцати выше столба.

         “Помни, Ра-Пир-Ра, - промолвил бывалый воин, - что злые и добрые дела всегда возвращаются к тем, кто их творит”.

         Предмет меж тем уже скрылся из поля зрения Андрея. Он как раз хотел спросить, что за штуку он кидал, как вдруг получил удар этой самой штукой по голове.

         Раздался очередной удар грома, и Андрей открыл глаза. В руке у него был бумеранг.

         Андрей огляделся и тут же вскочил: всего в нескольких метрах ниже по склону его окружали полчища гадких тварей, угрожающе размахивающих огромными клешнями. Но сердце Андрея не дрогнуло, ибо это было уже сердце Ра-Пир-Ры.

 

         Наблюдатели у подножия скалы напряженно вглядывались в темноту, окутывавшую вершину горы. Вдруг молния высветила силуэт амазонца, сверкнула на гранях грозного оружия, занесенного для броска, и все снова потонуло в темноте.

         Андрей замахнулся, целясь в самое большое существо, подобравшееся ближе всех. Бумеранг со свистом пролетел мимо него и, описывая круги вокруг скалы, спускался туда, где копошилась стая грибов.

         Дальнейшее Андрей помнил смутно.

         Отгремели раскаты грома, раздвинулись тучи, дождь начал стихать. Ручьи смывали то, что когда-то походило на грибы-переростки. Лишь одна уцелевшая тварь, самая большая, с выпученными глазами, вопя не своим голосом, с неестественной скоростью убиралась прочь.

         - Как тебе это удалось? – спросил Дор, внезапно оказавшийся рядом.

         - Вообще-то, я целился в вожака, - пробормотал Андрей, глядя на побоище и не веря своим глазам.

         - У тебя всегда были проблемы с точностью, - усмехнулся Дор и дружески похлопал Андрея по плечу, от чего у амазонца подкосились ноги.

         Первый Страж отбуксировал Андрея к зеркалу.

         - Теперь ты – герой, - говорил он. – Еще 2-3 такие победы, и у Оон не будет проблем пару сотен лет. А, может, и ты жив останешься, - прибавил он, когда Андрей скрылся в зеркале, и направился следом.

         Когда Дор прибыл на место назначения, Тайрис уже была там, а Андрей прильнул к окнам и зачарованно рассматривал толпу ликующего народа, выкрикивающего имя Великой Воительницы. Андрей уже представил себе недостающего коня и доспехи и прошептал:

         - Вот оно, свершилось!

         - Еще не свершилось, - сказал Дор. – Пошли, на завершение превращения осталось всего несколько часов.

         Андрей поспешил за ним по длинному светлому коридору со множеством дверей. Он все еще не мог прийти в себя после битвы, бумерангов, водопадов и прочих чудес и чувствовал себя на вершине славы. Будущее виделось ему в самом радужном свете.

         - Скажи, - обратился он к Дору, когда они остановились перед последней дверью, - а превращать меня в амазонку вы тоже будете каким-нибудь волшебством?

         - Да, - сказал Дор, - наш хирург – просто волшебник.

         Андрей вяло хихикнул, но, увидев людей в белых халатах, решительно направляющихся в его сторону, попытался было ретироваться, но наткнулся на Дора.

         Дор уже знал силу голосовых связок Ани, но Андрей превзошел и ее, и Карузо, и сирену воздушной тревоги разом.

         - Не хочу! – орал он благим матом. – Пустите меня! Вы не имеете права!

         - У тебя есть выбор, - сказала бесшумно вошедшая Тайрис.

         - Вот именно, - подтвердил Дор, отдирая от себя царапавшегося и кусавшегося Андрея. – Ты можешь стать Праведником.

         - Я - за! – заорал Андрей.

         Люди в белых халатах отконвоировали его в комнату с белыми стенами, где и заперли. Тот час же послышалась тихая музыка, а на стенах появилось изображение различных пейзажей и орнаментов. Андрей взял книгу, невесть откуда взявшуюся на полу, и принялся читать.

 

         А Верховный суд меж тем уже решил судьбы виновных. Тайрис огласила им приговор:

         - Брайан, как и предполагалось ранее, приговаривается к исправительным работам в параллельном мире, а Аню придется вернуть на несколько воплощений назад.

         Услышав подробности, Аня с воплем помчалась к Андрею.

         Ворвавшись в комнату, она нашла его парящим под потолком в позе лотоса с закрытыми глазами. Слишком возбужденная для того, чтобы удивляться, она заорала с порога:

         - Меня хотят превратить в собаку, в собаку Ра-Пир-Ры!

         Андрей от неожиданности хлопнулся на пол, но глаз не открыл.

         - Зачем ты прервала мой мыслительный процесс? – вопросил он.

         - Что-о? – возмутилась Аня. – Ты слышал, что я сказала? Ты хоть глаза-то открой!

         Спустя примерно минуту, Андрей ответствовал:

         - >Надо видеть сердцем, слушать душой и говорить разумом.

         - Если ты такой умный, - не унималась Аня, - сделай же что-нибудь!

         - Каждому воздается по делам его, - был ответ.

         Аня всплеснула руками и первый раз в жизни упала в обморок. И, наверное, последний раз в этой жизни.

 

* * *

         Тайрис стояла на балконе, любуясь открывавшимся видом. Сзади к ней подошел Дор.

         - Дела идут прекрасно, - сказал он. – Из Андрея вышел отменный праведник. Пожалуй, он не только обеспечит нам мир на долгие столетия, но и вообще избавит от Ннды. Что она сможет сделать, если у нее не будет последователей? Ничего. А ведь это он хорошо придумал – учить детей добру. Странно, что на Земле он учился на инженера – из него вышел бы отличный воспитатель детского сада.

         - Ты прав, - промолвила Тайрис, - борьба действительно закончена, действительно надолго. Во всяком случае, это уже не наша проблема. Но ты хотел мне сказать еще кое-что.

         - Но ведь ты сама все знаешь, - смутился Дор.

         - Но ты все равно должен сказать, - Тайрис была неумолима.

         - Ну, - сказал Дор и покраснел под шлемом, - ты, в общем, понимаешь, и… ну… почему бы нам не пожениться?

         Тайрис взглянула ему в лицо пятью голубыми глазами.

         - И… я еще подумал, почему бы нам не провести медовый месяц в каком-нибудь экзотическом параллельном мире?

         Ответом ему был звон разбивающихся зеркал: они не нужны были больше, пропала угроза нападения темных сил.

         Солнце стояло высоко над домом с хрустальным балконом, а рядом, по аллее синелистных деревьев, шел человек, напоминавший Андрея, окруженный стайкой ребятишек.

 

* * *

         Какое-то время в институте сплетней №1 было бесследное исчезновение двух студентов, но вскоре об этом забыли. Все завидовали худенькой молчаливой девушке с пронзительно голубыми глазами: ее высокого мускулистого спутника провожала долгими взглядами добрая половина студенток. Другая половина студенток сходила с ума по институтскому уборщику. Говорят, он чудо как хорош собой – жгучий брюнет с соболиными бровями.

1996-97.

 

 

 

Картины, интернет-магазин Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Arts.In.UA

© 2007-2010г. Евгения Кашина. Все права защищены.